Феномен «гаражной экономики»

феномен1Если изначально гаражи предназначались для хранения автомобилей и мотоциклов, а также использовались как кладовки, то сейчас там кипит предпринимательская деятельность. «Гаражники» открывают ремонтные мастерские, мебельные цеха, шашлычные, кондитерские и даже гостиницы. В «гаражную экономику» сегодня вовлечено в среднем 15% трудоспособного населения крупных, но небогатых городов России.

Исследование на соответствующую тему было проведено в 60 населённых пунктах в восьми регионах страны. В ряде регионов власть сделала шаг навстречу «гаражникам» — в обмен на «выход из тени» они могут получить дотации, субсидии, кредиты и прочие льготы от муниципалитетов.

Истоки этого социально-экономического феномена — в позднесоветском периоде, предполагают авторы исследования. Именно в конце 1980-х годов стали строиться довольно просторные гаражи. В них частники ремонтировали автомобили, а «цеховики» хранили свою продукцию.

В 1990-е годы строительство гаражных кооперативов стало массовым, появлялось всё больше двухэтажных гаражей, которые немедленно приспосабливали под нужды всевозможных мастерских и цехов.

В 2000-е годы собственники и арендаторы гаражных боксов получили право заниматься любой разрешённой экономической деятельностью. И именно тогда появились не только гаражи-магазины, гаражи-цеха и гаражи-офисы, но и гаражи-таунхаусы для отдыха. Нельзя сказать, что все они находились вне правового поля. Но и полностью легальными считать их нельзя.

Ситуация неоднозначная, считает соавтор проекта «Гаражная экономика», аспирант Ульяновского государственного педуниверситета Сергей Селеев. По его оценке, часть «гаражников» находится в рамках правового поля, они легализованы, оформлены как ИП. Но осуществляют свою деятельность в гараже, что незаконно. Поскольку по уставу любого ГСК гараж — это место хранения автомобиля или мотоцикла.

Но это формальность. Чиновники на уровне регионов и отдельных муниципалитетов прекрасно знают об этом явлении — вплоть до уровня доходов «гаражников». И взаимодействие строится на неформальном уровне. Муниципалитеты у нас, как правило, бедные, дотационные, текущий ремонт делать не на что. И если муниципалитету нужны какие-то деньги, к примеру, на ремонт дороги или благоустройство посёлка или города, то местные власти обращаются к таким вот «гаражникам», а те скидываются. И в ходе исследования мы выяснили, что «гаражники» не против выделения части своих доходов на общественно-полезное дело. Все остаются в выигрыше.

Кстати, власти особо не трогают «гаражников» из-за довольно сложного механизма проверок. Чтобы доказать, что в гараже ведётся хозяйственно-экономическая деятельность, надо провести контрольные закупки, убедиться, что чинится не «машина друга». Но это никому не нужно, даже налоговой, поскольку оборот таких мелких предприятий очень невелик.

Профессор НИУ ВШЭ Симон Кордонский полагает, что «гаражная экономика» — это один из видов промыслов. «Хорошее это явление или плохое? Эти термины вообще не применимы к тому, что существует, — размышляет эксперт. — До 1956 года у нас в стране существовала промысловая организация труда. Потом её уничтожили, но с конца 1980-х годов она начала возрождаться.

В самых разных формах. «Гаражная экономика» пока не имеет юридической формы, но есть смысл вернуться к системе производственной кооперации. То, что у нас обычно называют малым или средним бизнесом, это на самом деле промысел. Бизнес работает на капитализацию. А промысел — на выживание и репутацию. И хороший зубной врач, и хороший репетитор, к которым идут по рекомендации, — это промысел. И где рынок слаб, там возникает промысел».

 

Никита ИВАНЦОВ.