Фонд олигархического достояния

Доходы бюджета России в этом году превысят расходы, что случится впервые за последние семь лет. Профицит казны должна обеспечить дополнительная прибыль от продажи нефти и газа, поскольку цены на них оказались выше, чем ожидалось. Но радоваться неожиданному приросту не стоит.

От подорожавшей нефти казна располнеет на 2,2 трлн. вместо скромных 527 млрд. рублей. Однако обнаружив профицит, которого страна не видела с 2011 года, правительство стало перекраивать параметры казны весьма специфическим образом. Расходы почти ни по каким статьям не увеличатся, а по некоторым, например по «Социальной политике», будут урезаны. При этом в проекте поправок предусмотрено увеличение расходов на медицину и образование — плюс 4,2 млрд. и 2,64 млрд. рублей соответственно. Зато кусок побольше и пожирнее правительство намерено выделить на поддержку силовых структур и финансирование системы исполнения наказаний.

К расходам на первую статью предлагается добавить 20,3 млрд., на вторую — ещё 4,6 млрд. рублей. Остальное Минфин пустит на закупку валюты, что, впрочем, может уронить рубль, и отложит в Фонд национального благосостояния. В общем, на развитие экономики «лишние» деньги не пустят.

России нельзя повторить ошибки в очередной период дорогой нефти. Власти ругают за то, что в 2011—2015 годах деньги складывали в кубышку, крутили на финансовых рынках, а не строили заводы и электростанции, которые потом бы нас кормили. Ну так государство и не должно этим заниматься. Это задача бизнеса. Обязанность власти — создать для него благоприятные условия. Бороться с коррупцией. Снижать административные барьеры для предпринимателей. Реформировать судебную систему, вернуть доверие к судам.

Сейчас деньги от нефти тратить нельзя из-за действия «бюджетного правила» — все доходы от цен на нефть выше 40 долл. за баррель автоматически направляются в резервы. Уже понятно, что новый майский указ президента Путина исполнят за счёт повышения налоговой нагрузки на граждан и повышения пенсионного возраста.

Что касается Фонда национального благосостояния, куда потечёт существенная часть нефтедолларов, он только изначально задумывался как источник пенсий для будущих поколений. Его реальная функция быстро вскрылась — это инвестиционные проекты и вливания в капитал близких к государству компаний и банков. Государственные топ-менеджеры и крупные частные бизнесмены, как Игорь Сечин и Виктор Вексельберг, разрабатывают планы господдержки своих предприятий объёмами в миллиарды долларов.

Добавим сюда помощь другим олигархам, пострадавшим от американских санкций. Надо сказать, что местами выполнение этих планов имеет куда больше шансов, чем многие пункты из официальной президентской «шестилетки».

Вскоре цена на нефть обещает взлететь ещё выше. И, казалось бы, доходы от её продажи можно пустить на давно назревшие в России экономические реформы. «Судьба дарит нам новую фору и дополнительное время на раскачку нашей безнадёжно морально и физически устаревшей экономики. Очень надеюсь, что наконец произойдёт чудо и огромные ржавые шестерёнки государственного аппарата дрогнут и мы общими усилиями начнём перестраивать экономику России», – рассуждает бизнес-омбудсмен при президенте РФ Игорь Титов. Однако стимулы к повышению эффективности экономики при высоких ценах на нефть только ослабевают.

Артём КЕЗИН.