ЦБ не хочет платить стукачам

Банк России предложил закрепить в законодательстве РФ институт сделки с регулятором, дающий ему право смягчать или не применять к нарушителю меры воздействия за нарушения, связанные с манипулированием рынком или неправомерным использованием инсайдерской информации в обмен на активное содействие расследованию и компенсацию причиненного вреда.

Однако о материальном вознаграждении для таких информаторов речи не идет. В их качестве будут выступать волонтеры, которые не будут получать за свою деятельность деньги. Аналогичный институт информаторов успешно работает в США. Там осведомители получают вознаграждение в размере от 10 до 30% от суммы штрафа, который уплачивает профучастник по факту установления нарушения в специально учрежденный Конгрессом Фонд страхования по защите прав инвесторов, откуда гонорар начисляется информатору. если размер штрафа превысит 1 млн. долл., и только после его зачисления в казну. С 2012 года институт информаторов заработал, американские доносчики получили 262 млн. долл. Благодаря их информации в бюджет США удалось вернуть более 1 млрд. долл.

В России же без  вознаграждения, учитывая все сопутствующие риски, у информаторов не будет стимула доносить, полагают эксперты. по их мнению. сообщать о возможных злоупотреблениях не будут, зачастую это просто опасно, да и сообщения в госорганы о нарушениях, называемые «стукачеством», традиционно резко порицаются. Внедрять институт осведомителей без предоставления вознаграждения осведомителям не имеет никакого смысла. Тем более, и сейчас кто угодно имеет право обратиться в ЦБ с информацией о правонарушении и бесплатно помочь расследованию. Российские информаторы, по сути, будут совершать «профессиональное самоубийство, ставя крест на своей карьере, поскольку никому не нужны шпионы-доносчики». Эксперты также считают, что нынешняя система не очень хорошо защищает права осведомителей. Как они поясняют, в России следственные органы не всегда выполняют данные обещания. Так что Центробанку следует не разбираться с последствиями нарушений, а совершенствовать их мониторинг и профилактику.

 

Наталия ЕРЕМИНА.