Бизнес-омбудсмен вынужден защищать прокуратуру

Более 100 уголовных дел было возбуждено в прошлом году по фактам воспрепятствования законной предпринимательской деятельности на основании материалов прокурорских проверок — почти в 1,5 раза больше, чем годом ранее.

О результатах работы надзорного ведомства по защите бизнеса от необоснованного преследования и ущемления его прав первый заместитель генерального прокурора РФ Александр Буксман сообщил в письме уполномоченному по защите прав бизнеса при президенте РФ Борису Титову.

В письме говорится, что на основании материалов прокурорских проверок в прошлом году было возбуждено 101 уголовное дело по ст. 169 УК РФ (воспрепятствование законной предпринимательской деятельности)

Годом ранее, отмечается в письме, было возбуждено 73 таких дела. При проведении проверок прокуроры регулярно выявляли случаи неправомерных действий должностных лиц при предоставлении предпринимателям земельных участков и в аренду, и в собственность, а также при оформлении разрешительной документации. По-прежнему распространёнными видами давления на бизнес остаются необоснованные проверки, фактически парализующие работу фирм, приостановление деятельности юрлиц под надуманными предлогами. В ряде регионов выявлены случаи незаконного отказа бизнесменам в получении субсидий и имущественной поддержке.

«Но есть ещё очень важные аспекты, — отметил бизнес-омбудсмен Борис Титов.— Состав ст. 169 УК РФ отнесён законодателем к преступлениям небольшой тяжести. Срок давности привлечения к ответственности по ней всего 2 года. Поэтому значительная часть дел заканчивается освобождением от уголовной ответственности именно по причине истечения сроков давности. Из находившихся в производстве в 2018 году 137 уголовных дел по этой статье  расследовано чуть больше половины, из которых только 43 передано в суд. А самые суровые приговоры по ст. 169, как правило, — условные сроки».

Сам господин Титов считает, что улучшение качества уголовного процесса связано с возвращением прокуратуре утраченных процессуальных возможностей. В частности, прокурор должен иметь право, рассмотрев проект обвинительного заключения, вынести решение о прекращении уголовного преследования.

Кроме того, надзорщик должен согласовывать постановление следствия о возбуждении ходатайства (перед судом) об избрании в качестве меры пресечения заключение под стражу или домашний арест, а также о продлении срока ареста.

Следственные органы должны готовить материалы для прокуратуры, а она должна контролировать качество проведённого следствия и принимать решение — поддерживать следствие в обвинении, или отказаться от него.

Норма, предусматривающая уголовную ответственность за незаконное возбуждение дела, появилась в УК РФ с декабря 2016 года, но, отмечают в прокуратуре, до сих пор остаётся недействующей. «Прокурор сегодня, по сути, лишён возможности участвовать в расследовании уголовного дела,— отметил генпрокурор РФ Юрий Чайка.— Когда дело поступает к нам с обвинительным заключением, мы не знаем, какие доказательства там собраны. Есть в них фальсификации или нет, соответствуют ли они действительности. Мы вынуждены принимать то, что подготовило следствие, как есть».

 

Александр АЛЕКСАНДРОВ.