Повышенный НДС ударил по всем без исключения

Минуло 9 месяцев с тех времен, как налог на добавленную стоимость (НДС) по решению правительства и с одобрения Госдумы вырос с 18% до 20%. Финансовое  министерство скромно молчит о последствиях. Зато эксперты аргументированно заявляют: налоговый маневр подстегнул инфляцию, ударил по карманам миллионов людей, затормозил рост ВВП, загнал в «тень» часть бизнеса.

2019 год начался для потребителей лихо. Только за первые две недели января инфляция повысилась на 0,7%, тогда как за весь январь 2018-го — на 0,3%, сообщал Росстат. С угрожающей скоростью, заметно опережая официальные статистические сводки Росстата, стали дорожать продукты. Не выпали из общего ряда и те товары из потребительской корзины, что относятся к категории социально значимых и облагаются льготным 10-процетным НДС.

Некоторые виды белого хлеба прибавили в цене в сетевых супермаркетах 6–7%, а то и 17%. Мясо (говядина) подорожало на 16–17%, сливочное масло — до 17%. Рост цен на некоторые виды овощей и фруктов тоже превысил 10%, яйца и сахар подорожали на 20%. Иными словами, рост отпускных продовольственных цен в разы превысил те 2 процентных пункта, на которые вырос НДС.

Очевидно, что новая налоговая ставка изменила себестоимость продуктов, стоимость сырья, оборудования и упаковки, логистики. В итоге к концу марта инфляция достигла 5,3% (в 2018 году она составила 4,3%) и только к лету замедлилась до 5%. Что в свою очередь отразилось на платёжеспособном спросе. Потребители от решения властей касательно НДС точно не стали богаче. Как минимум, оно было ошибочным с точки зрения повышения благосостояния граждан, что подтверждает Росстат, фиксирующий в этом году падение реальных доходов населения. Спрос на товары и услуги сжался, вырос потребительский пессимизм, народ озабочен не покупками, а тем, где занять деньги до зарплаты.

Второй очевидный негативный эффект от налоговой реформы — снижение предпринимательской и инвестиционной активности, а также частичный уход в «тень» малого и среднего бизнеса, всеми силами пытающегося снизить фискальную нагрузку. Как утверждает директор Института актуальной экономики Никита Исаев, ничего хорошего в повышении НДС для частного бизнеса нет, ведь он зависим от покупательного потенциала граждан и всевозможных контрагентов — заказчиков, подрядчиков. А этот потенциал с ростом налога только снижается. «Новая ставка НДС не только подкосила маржинальность малого и среднего бизнеса, но и увеличила количество банкротств предприятий, — констатирует Исаев. — При этом государство не устаёт призывать мелких и средних предпринимателей создавать новые рабочие места, помогать социально незащищённым гражданам, наполнять деньгами соцфонды. Но почему бы властям не оставить в покое этих трудяг?».

Безусловно, повышение НДС отразилось на доходах бизнеса, согласен профессор Финансовой академии при правительстве РФ Алексей Зубец. По его словам, когда растут налоги, у предпринимателя есть два выхода. Первый — переложить это бремя на плечи конечного потребителя, повысив цены. Второй — сократить издержки. Понятно, что повышать цены в условиях нынешней стагнации платёжеспособного спроса не имеет смысла. Приходится урезать инвестиции, чтобы найти резервы для погашения издержек от роста налогов. В результате такой экономии тормозится экономический рост в стране.

В 2018 году налоговая нагрузка на экономику (доля налогов в ВВП) выросла до 32,7%, в основном за счёт повышения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Сейчас, после повышения НДС, этот показатель явно больше, констатирует директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. По его словам, когда видишь, что бюджетный профицит за 1 полугодие составил 1,7 трлн. рублей, возникает вопрос: а зачем надо было повышать НДС, какой экономической необходимостью это продиктовано?

Ну, собрали с начала года несколько сотен миллиардов рублей. Стоила ли игра свеч?

Финансовые власти постоянно уверяют нас, что не намерены менять налоговые условия. Однако с не меньшей регулярностью нарушают слово. Это делает экономическую ситуацию ещё более неопределённой и вынуждает бизнес быть предельно сдержанным в инвестировании,  говорит эксперт, отмечая также, что двадцатипроцентная ставка НДС способствовала закреплению инфляции на уровне в 5%, значительно более высоком, чем в 2017 году (2,8%).

 

Георгий СТЕПАНОВ.