Сказки дядюшки Росстата

Росстат отчитался о росте реальных располагаемых доходов граждан на 3,1% в прошлом году. Это рекордный показатель с 2013 года, явно не без гордости сообщило ведомство в своём докладе. Что ж, очень хочется искренне, без малейшей доли иронии, порадоваться за нашу страну и её богатеющих граждан. Но почему-то возникает спонтанное, на уровне безусловных рефлексов, отторжение этой статистики.

Почему? «А что сказка дурна – то рассказчика вина», – заметил много лет назад Леонид Филатов в своей вневременной фольклорно-философской поэме «Про Федота-стрельца, удалого молодца».

Впрочем, дело не столько в «Росстате», сколько в системном искажении картины отечественного социально-экономического мира. В непреодолимом разрыве между двумя правдами – функционеров и населения. Что интересно, обе стороны правы по-своему. Кто же будет спорить с официальными данными, согласно которым пик роста реальных доходов пришёлся на третий квартал 2021 года: плюс 8,8% по отношению к аналогичному периоду 2020-го? Но тут за скобками остаётся важнейший момент: тогда (накануне сентябрьских выборов в Госдуму) были большие социальные выплаты, в частности, на школьников. В целом они составили около 700 млрд. рублей. По оценкам независимых экономистов, без этих денег доходы за прошлый год выросли бы менее чем на 2%.

А что, есть сомнения, что народ в основной своей глубинной массе живёт сегодня запредельно трудно? Его горечь выразилась, среди прочего, в язвительных интернет-репликах: «Локдаун пошёл нам только на пользу»; «Фокусам нашего Росстата завидует сам Копперфильд!»; «Там у них не Петросян в руководстве?»; «Мне уже деньги некуда девать, из всех шкафов вываливаются. Просто кучей сложил в одной из комнат»; «В рублях доходы выросли, а в товарах снизились, и сильно»; «Росстат» уже работает над новой методологией подсчёта, согласно которой доходы россиян станут самыми высокими в мире»; «А что – святая правда: ежели доход наших чинуш сложить с доходом бабушки пенсионерки и поделить – средний доход вырос, ага».

Кстати, по данным Forbes, за прошлый год совокупное состояние российских миллиардеров увеличилось на 101,4 млрд. долл. А, скажем, цены на лекарства подскочили на фоне пандемии от 25% до 200% на целый ряд позиций. Настойка валерианы в среднем в стандартном пузырьке стоит 35 рублей, но некоторые производители продают за 135, правда, в более нарядной упаковке.

Реальные располагаемые денежные доходы населения – это доходы минус обязательные платежи (налоги и сборы, проценты по кредитам), скорректированные на инфляцию. Так вот, текущие розничные цены, в основном продовольственные, не оставляют им ни единого шанса на номинальный рост. Только за январь, по информации Росстата, капуста подорожала на 15%, огурцы – на 13,3%, помидоры – на 12,7%, бананы – на 9%, морковь – на 7,2%, свекла – на 3,9%, картофель – на 3%, макароны – на 2,8%, сахар – на 2,6%, гречка – на 2%.

Для нормальной экономики существует азбучная истина: когда растут цены на любой материальный продукт, должна пропорционально расти и заработная плата, поскольку она заложена в его себестоимость. Но в России ничего такого нет. Ситуация усугубляется варварской, беспощадной ценовой политикой крупнейших агрохолдингов и торговых сетей: монополисты рынка фактически бесконтрольно умножают свою прибыль.

И чтобы понять, стали ли россияне жить лучше и веселей, не надо ориентироваться на исследования Росстата, относящиеся, скорее, к жанру «экономического фэнтези». Можно взять квитки по зарплате и чеки из магазина за последние два года и поделить первые суммы на вторые. В сухом остатке получится уровень жизни.

Давно известно: цены на подлинно народные, первоочередные товары растут в России гораздо быстрее, чем в среднем по всем товарам и услугам. Соответственно, инфляция для бедных и даже для «средних» – намного выше, чем для богатых. Чем беднее семья, тем сильнее накал трагизма. Никаких объективных предпосылок к развороту к «светлому будущему» нет: на фоне геополитических, пандемических, санкционных, монетарных и прочих рисков мы имеем до кучи ещё и безнадёжно слабый рубль.

Зияющая пропасть между двумя мирами – статистическим и настоящим – будет и дальше плодить такие вот онлайн-пассажи: «Всё теперь мне стало очень мило, словно солнце выглянуло вдруг, я теперь куплю жене на праздник мыло! И кредит погасим на утюг».

 

Георгий  СТЕПАНОВ.